ДАО ДЭ ЦЗИН

страница 16                   ДАО ДЭ ЦЗИН                      страница 16

  ДАО, ДАО-ДЭ-ЦЗЫН читать.
 ДАОДЭЦЗЫН Лао цзы.

НА ГЛАВНУЮ

содержание

страница   1

страница   2

страница   3

страница   4

страница   5

страница   6

страница   7

страница   8

страница   9

страница  10

страница  11

страница  12

страница  13

страница  14

страница  15

страница  16

страница  17

страница  18

страница  19

страница  20


.
 
Перевод: Олег Борушко

 Этой книгой мы обязаны безымянному стражнику, охранявшему далекие пределы
 государства Чжоу в пятом веке до нашей эры. Легенда гласит, что измученный
 непониманием, уставший сердцем Учитель отправился в последнее путешествие -
в пустыню умирать. Стражник узнал великого Лао Цзы, окликнул его и неизвестно
 как уговорил мудреца рассказать миру о Дао и Дэ.
 "Сказал: Дао - не сказал ничего", - ответил тогда Учитель. И ошибся: пять
 тысяч слов, из которых состоит эта книга, существуют вот уже две с половиной
 тысячи лет. Скажем спасибо стражнику.

"Не знаю имени.
Но напишу на шелке: Дао.
Своевольно назову - великое"


ОДИН


 Сказал Дао - не сказал ничего.
Промолчал о Дао - выразил пустоту.
Назвал имя - обрек имя на смерть.
Безымянное есть начало неба и земли.
Имя расторгает чашу Единого
 На тьму скучных вещей.
Страсть видит причудливый хаос осколков.
Бесстрастный в каждом видит тайну начала.
Две разные реки из одного источника.
Слитые вместе становятся глубочайшей.
Путь от одной к другой - путь к истоку.



ДВА


 Познаешь прекрасное - посеешь безобразное.
Постигнешь добро - породишь зло.
Иметь против не иметь.
Быть, чтобы скоро перестать.
Труд порождает лень.
Короткое станет длинным, когда найдется короче.
Низкое - только не слишком высокое.
Звук и голос диктуют
 уху послушание.
Начало - предвестник конца.
Конец - только сон начала.
Вот почему совершаешь бездействие и учишь без слов.
Художник равнодушен к творению.
Завершив труд, не видит заслуги.
Значит, заслугу бессмысленно отрицать.
Вот почему его творение бессмертно.



ТРИ


 Уйдут кумиры - народ забудет ссоры.
Пропадут деньги - вор утратит искусство.
И кумир не воскреснет, потому что цена умерла.
Тогда погаснет зависть - ремесло души.
По этой причине заботливый государь
 наполняет желудки, опустошает сердца,
гасит трепет желаний, укрепляет плоть.
Потому говорю:
наука - дитя страсти и перемен
 и не имеет потомства.
Странствие не знает науки.
Странник не знает открытий,
спокоен и светел.



ЧЕТЫРЕ


 Дао пусто, как чаша.
Пока чаша пуста - глубина ее бесполезна.
Наполни - польза ее исчерпана.
О загадка, родившая тысячу тысяч!
Притупи острие,
разруби узел,
умерь блеск,
смешай с прахом -
тайна глубины померкнет в пустоте.
Не знаю, откуда происходит,
но знаю - предшествует богам.



ПЯТЬ


 Земля и небо совершенны,
оттого безразличны к человеку.
Мудрый равнодушен к людям - живите, как хочется.
Меж небом и землей -
пустота кузнечного меха:
чем шире размах,
тем долговечнее дыхание,
тем больше родится пустоты.
Сомкни уста -
познаешь меру.



ШЕСТЬ


 Приметы невидимого неисчислимы,
рождение его беспричинно.
Не имеет причины - не обладает именем.
Называю глубочайшим
 корнем неба и земли.
Подобно прозрачной вуали:
поверхность ее бездонна,
глубина ее имеет облик.
И так без конца.



СЕМЬ


 Земля и небо бессмертны:
ничего не ищут для себя.
Поэтому нет приближения к концу.
Мудрый держится в тени,
оттого светел.
Для себя жаждет одного:
не иметь желаний.
Такая жажда утоляется вечностью.



ВОСЕМЬ


 Дао подобно воде.
Вода бесстрастна -
потому не встречает препятствий.
Бесцельна -
Потому всякому приносит пользу.
Зверь ждет в кустах добычу.
Цветок тянется навстречу солнцу.
Камень скрыт в земле.
Человек в чаще ищет тропу.
А вода холодна, спокойна и прозрачна.



ДЕВЯТЬ


 Оставь пустое пустым.
Острое - притупится быстрее.
Наполни чертог золотом и яшмой -
ты подписал приговор сторожам.
Выгляни за порог -
рассказать о своем богатстве и знатности -
увидишь женщину, имя которой - Беда.
Завершив дело, уходи не мешкая.
Вот тебе путь.



ДЕСЯТЬ


 Сумел слить душу и тело -
сумеешь ли удержать?
Смягчил дух, смирил страсти -
стал ли снова младенцем?
Когда душа чиста -
куда скрываются заблуждения?
Избавился от знаний -
как управлять людьми и любить?
Осенью внушил добро семенам -
взойдут ли весною прежние цветы?
Постигнешь ответы и суть перемен -
под грузом истин сумеешь ли творить недеяние?
Создавая - не присваивать.
Вершить, сохраняя покой.
Управлять неподвластным?
Я называю такое великим Дэ.



ОДИННАДЦАТЬ


 Тридцать спиц сверкают в колесе,
скрепляют пустоту внутри.
Пустота придает колесу толк.
Лепишь кувшин,
заключаешь пустоту в глину,
и польза кувшина заключена в пустоте.
Пробивают двери и окна - дому служит их пустота.
Пустота - мерило полезного.



ДВЕНАДЦАТЬ


 Пять цветов сбивают зрение с толку.
Пять звуков набиваются в уши, подобно воску.
Пять ароматов убивают вкус.
Охота распаляет азарт.
Блеск драгоценностей манит сойти с пути.
Мудрый полной чаше
 предпочитает полную жизнь.
Избегает первого, приветствует последнее.



ТРИНАДЦАТЬ


 Слава равна позору.
Гордость сродни горю.
Почему слава равна позору?
Стремишься - из страха умереть безвестным.
Обретя - трепещешь потерять.
Оба вспоены из ключа страха.
Так слава равна позору.
Почему гордость сродни горю?
Гордый привязан к себе:
воин в путах легко уязвим.
Безразличного несчастье не тронет,
стало быть не случится.
Служи людям беззаботно - станешь свободен.



ЧЕТЫРНАДЦАТЬ


 Смотреть на него пристально - чтобы разучиться видеть.
Слушать чутко - чтобы разучиться слышать.
Схватить - чтобы ощутить пустоту.
Не нужно стремиться к истоку,
ибо источник и плод его - едины.
Вершина его не знает света,
подножье его не тонет во тьме.
Бесконечное стремится быть названым.
Не сумев - возвращается в ничто,
форму без образа,
сущность без тени смысла.
Встретишь его - узнаешь,
что не имеет лица.
Пойдешь вослед - придешь, откуда вышел.
Следуй древнему Дао -
овладеешь кругом вещей.
Познаешь глубокое начало.
Древнее начало, замысел Дао.



ПЯТНАДЦАТЬ


 Искусство жизни древних учителей
 нельзя описать, передать или выучить.
Ведь нельзя передать, описать или выучить глубину.
Можно намекнуть:
Робкие, будто искали брод в зимней реке.
Начеку, словно опасались соседей.
Учтивые, как почетные гости.
Осторожные путники на весеннем льду.
Простые, подобно куску древесины.
Непостижимые, точно пустота.
Тусклые, как струи паводка.
Они соблюдали спокойствие.
Спокойствием проясняли влажное зеркало перемен.
Следуя Дао, не имели желаний.
Учили блаженству бездействия.



ШЕСТНАДЦАТЬ


 Освободить сердце от хлама полезных вещей.
Созерцать равнодушно круг перемен.
Тысяча тысяч, изменяясь стремится к началу.
Возвращение к началу называю покоем.
Покой называю возвращением к сути.
Возвращение к сути есть постоянство.
Постоянство есть возвращение к ясности.
Избегаешь постоянства - следуешь хаосу.
Хаос приводит к злу.
Познал постоянство - стал совершенным.
Совершенный неизменно справедлив.
Справедливый становится господином перемен.
Поднявшийся до постоянства следует небу.
Кто следует небу, следует Дао.
Кто следует Дао, выпал из круга вещей.
Смена жизни и смерти - не для него.



СЕМНАДЦАТЬ


 О высочайшем следует знать одно:
существует.
Высокое - любить и превозносить.
Среднего - народ боится.
Низкое - презирает.
Кто не верит - не достоин доверия.
Кто совершает без слов - подобен природе.
Так говорят люди.



ВОСЕМНАДЦАТЬ


 Когда исчезло Дао,
пришли совесть и доброта.
От жажды знаний
 родилось лицемерие.
Когда шесть родственников в раздоре -
сын овей предпочитают чужим
 и соблюдают почтение к отцам.
Когда в государстве смута,
являются стражи порядка.
Их доблесть - слепая верность,
доблесть рабов.



ДЕВЯТНАДЦАТЬ


 Освободись от знаний -
ощутишь дыхание мира.
Забудь о совести, любви к людям -
познаешь радость отца
 и почтительность сына.
Искорени хитрость, страсть к наживе -
умрет в мошеннике вор,
и разбойник - в грабителе.
Знания, совесть, хитрость -
только разные формы лености духа,
привычки.
Скромность и простодушие
 погасят страсти, дадут простор
 простоте.



ДВАДЦАТЬ


 Оставь мудрость - тебя оставит печаль.
Обещая другому - льстишь себе.
Посвященный - не страшится разницы между добром и злом.
Смотрю вокруг:
люди довольны зрелищем,
гуляют по парку.
Я один плыву, как дым, не ведая куда,
словно неродившийся младенец.
Один, кому не нужно места!
Люди мечтают наполнить дом вещами,
душу - впечатлениями.
Я грежу о пустоте.
Я - сердце глупца.
Ах, как оно пусто!
Люди стремятся к свету и блеску,
я - тускл, не отбрасываю тени.
Люди пытливы, дерзки, я - равнодушен.
Я скучен и скудоумен.
О, я подобен волнам, дуновению ветра!
Простор - моя пища.
Путь без цели и без причины.



ДВАДЦАТЬ ОДИН


 Закон жизни, великий Дэ -
так под небом проявляется Дао.
Дао туманно, неуловимо -
следуй, увидишь образ.
Дао туманно, неуловимо -
следуй, увидишь форму.
Дао глубоко и темно -
следуй, постигнешь суть.
Высокую суть, достоверную, как дыхание.
С древних времен доныне
 имя его на устах.
Исчерпав его - увидишь начало.
Как познать начало?
Следуй.



ДВАДЦАТЬ ДВА


 Древние говорили:
уступи - победишь.
Сделай крюк - придешь первым.
Простодушие - спутник мудрости.
Ветхое - признак нового.
Малое - путь к великому,
а великое - путь к заблуждению.
Кто понимает - внемлет.
Не кичится зоркостью -
оттого видит ясно.
Не уверен в знаниях,
потому способен учиться.
Не гордится -
многие гордятся близостью к нему.
Не стремится вперед -
поэтому во главе.
Не сражается -
значит, непобедим.
Древние говорили:
уступи - победишь.
Так говорили древние.



ДВАДЦАТЬ ТРИ


 Природа немногословна.
Ветреному утру придет на смену тихий полдень.
Дождь не станет лить как из ведра день и ночь напролет.
Так устроены земля и небо.
Даже земля и небо
 не могут создать долговечное,
тем более человек.
Человеку остается следовать Дао.
Кто следует Дао, равен Дао.
Кто подчиняется Дэ, равен великому Дэ.
Кто теряет - сравним с потерей.
Кто равен Дао - обретает Дао.
Кто равен Дэ - обретает Дэ.
Кто сравним с потерей - обретает потерю.
Сомнение - путь к заблуждению.



ДВАДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ


 Кто стал на цыпочки - не устоит.
Кто широко шагает - не удержит шаг.
Кто стремится на гребень - не будет вознесен,
но безвольная щепка - взмоет.
Стараясь натереться до блеска - сотрешься в порошок.
Нападающий окажется в хвосте.
Кто следует Дао, знает:
все это бесполезный груз, тяжелая пища,
они не приносят счастья.
Кто следует Дао - избежит.



ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ


 В глубинах хаоса кроется чудесное.
Приподними завесу тайны -
ты, возникшее прежде неба и земли.
Ты, безмолвное, текучее,
неистребимое в одиночестве.
Живешь повсюду без закона.
Может быть ты и есть мать неба и земли?
Не знаю имени.
Но напишу на шелке: Дао.
Своевольно назову - великое.
Великое - движется без конца.
Бесконечное - не достигнет предела.
Беспредельное - вернется к истоку.
Вот доказательство.
Великое Дао.
Великое небо.
Великая земля.
Великий государь.
В мире четыре величины,
среди них - государь.
Человек следует законам земли.
Земля - небу.
Небо подчиняется Дао.
Дао следует Дао.



ДВАДЦАТЬ ШЕСТЬ


 Бережное лежит в основании небрежного:
в тяжелой ступе воде легко.
Колесо вертится, пока ступица в покое:
Суть лежит в основании суеты.
Возница шагает за возом день напролет, любуясь видами,
не упускает из виду поклажи.
Легко на душе,
но не придает значения.
Отчего же повелитель тысячи колесниц
 пренебрежительно смотрит на мир?
Его небрежность сведет на нет, что берег.
Суета растеребит покой - суть и основу мира.



ДВАДЦАТЬ СЕМЬ


 Странник не оставляет следов.
Оратор не допустит оговорки.
Счетовод не интересуется, где купить счеты.
Сказано: дверь - не беспокойся о запоре.
Хочешь накрепко привязать - не заботься о веревке.
Учитель спасает людей,
потому что не оставляет вниманием никого.
Спасает живое,
потому что не пропускает ничего.
Смотрит в глубину.
Добрый заботится о злых,
злые - забота доброго и опора.
Если злые не ценят учителя, а учитель презирает их -
слепы и тот и другие.
Вдумайся в эту простую мысль.



ДВАДЦАТЬ ВОСЕМЬ


 Стань бесстрашным и скромным,
как горный ручей, -
превратишься в полноводный поток,
главный поток Поднебесной.
Так гласит великий Дэ,
закон рождения.
Познай праздник, но живи буднями -
станешь примером для Поднебесной.
Так гласит великий Дэ,
закон жизни.
Познай славу, но полюби забвение.
Великая река не помнит о себе,
потому слава ее не убывает.
Так гласит великий Дэ,
закон полноты.
Великое есть совершенное.
Совершенное есть проявление Дэ.
Дэ проявляется в безыскусном.
Мудрый подобен простой и великой реке,
главному руслу Поднебесной.
Вот размышления о законе Дэ.



ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТЬ


 Свободного можно покорить,
нельзя исправить.
Ведь невозможно улучшить море или ветер.
Свобода подобна тайному обряду.
Захочешь улучшить - оскудеет.
Задумаешь подчинить - исчезнет.
Поэтому говорю:
Одни идут - другие следуют.
Одни цветут - другие выцветают.
Одни крепнут - другие тучнеют.
Одни созидают - другие строят.
Мудрый избегает тех и других.
Не ищет чести,
не ищет утешения.
Его девиз - постоянство.



ТРИДЦАТЬ


 Кто следует Дао -
принужден советовать царям.
Он говорит:
Войско сильно, пока движется.
Насилие не обернется миром,
пока не встретит насилия.
Где прошли войска -
вырастут тернии.
Большая война кончится великим голодом.
Искусный побеждает - и останавливается.
Побеждает - и не кичится.
Побеждает - и спокоен.
Он побеждает оттого, что не может проиграть.
Искусный не нападает, а побеждает.
Чем больше усилий,
тем меньше остается,
тем дальше от Дао.
Далекий от Дао -
далек от начала
 и близок к концу.



ТРИДЦАТЬ ОДИН


 Хорошее войско - плохое войско,
потому что его ненавидят.
Правитель нуждается в войске
 и нуждается в Дао,
а Дао исчезает в войне.
Выбор приходит, когда выбора нет,
кроме приказа войскам.
Однако останься спокоен.
Победа - не повод к торжеству.
Торжествуя победу - торжествуешь убийство.
Торжествуя убийство - торжествуешь смерть.
Торжествующий смерть - мертв.
Слева построились полководцы,
справа - главнокомандующий.
Так строятся для триумфа.
Так строятся для погребения.
Когда убиты тысячи - следует горько плакать.
Победа означает погребальный обряд.



ТРИДЦАТЬ ДВА


 Дао бессмертно, безымянно.
Дао ничтожно, непокорно, неуловимо.
Что овладеть - нужно знать имя,
форму или цвет.
Но Дао ничтожно.
Дао ничтожно,
но если великие следуют ему -
тысячи малых покорились и успокоились.
Земля и небо соединились в благословении,
люди обрели путь без указания свыше.
Когда целое распалось -
осколки требуют имен,
и родится великое искушение -
искушение называть.
Мудрый знает предел имени
 и пагубность искушения.
Дао подобно реке - увлекает осколки, имена и пределы
 в беззвучный океан Вселенной.



ТРИДЦАТЬ ТРИ


 Понимаешь людей - умен.
Понимаешь себя - просвещен.
Управление людьми требует силы.
Управление собой требует могущества.
Кто уверен, что имеет достаточно, -
богат.
Кто знает цель - обладает волей.
Кто верит в себя - долговечен.
Кто уходит, чтобы дать место жизни -
бессмертен.



ТРИДЦАТЬ ЧЕТЫРЕ


 Дао повсюду - справа и слева.
Повелевает, но не принуждает.
Владеет, но не претендует.
Никогда не дерзает,
оттого ничтожно, бесцельно.
Живое и мертвое стремится к нему,
но Дао одиноко.
Потому называю великим.
Никогда не выказывает величия,
потому воистину величественно.



ТРИДЦАТЬ ПЯТЬ


 В ком отражается Дао -
отражается глубина.
К нему тянутся тысячи,
обретают мир, музыку, пищу, покой.
Странник находит приют.
Дао не имеет запаха, вкуса.
Дао неслышно, незримо.
Однако люди идут,
потому что - неисчерпаемо.



ТРИДЦАТЬ ШЕСТЬ


 Прежде чем стиснуть - нужно разъять.
Лишь крепкое может ослабнуть.
Прежде чем сорвать -
нужно вырастить.
Прежде чем отнять -
нужно подать.
Такова природа вещей.
Слабое, мягкое
 преодолевают сильное, крепкое.
Крупная рыба не покинет глубину.
Страна не раскроет чужим
 замысел своего устройства.



ТРИДЦАТЬ СЕМЬ


 Дао постоянно в бездействии.
Ничего не затевает,
потому не оставляет незавершенным.
Когда цари следуют Дао -
тысячи тысяч следуют своим порядком.
Если замыслят произвол -
я покорю их простой жизнью
 без формы, смысла и содержания.
Нет формы - не родится страсть.
Нет смысла - не поднимется искушение.
Нет содержания - нет и разногласий.
Тогда наступает покой
 и тысячи тысяч наследуют его.



ТРИДЦАТЬ ВОСЕМЬ


 Мудрый не ищет добра,
потому добродетелен.
Глупец норовит причинить добро
 и забывает о людях.
Мудрый бездействует.
Глупый делает тысячу дел,
и дела его нарочиты.
Добродетель творит, не прилагая усилий.
Справедливость силится воцариться,
возбуждает желание отвергнуть.
Человек насаждает закон
 и по закону вершит наказание.
Потому говорю:
Утрачено Дао - действует Дэ.
Утрачено Дэ - родится добродетель.
Утрачена добродетель - выпячивается справедливость.
Утрачена справедливость - вырастает закон.
Закон есть угасание преданности и веры,
и начало смуты.
Благоговение перед цветком - признак невежества.
Мудрый ищет плод, не соблазняясь веером соцветий.
Как цветок отвлекает от плода,
так познание уводит от истины.



ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТЬ


 Тысячи разных имеют общее:
каждое одно.
Одно - значит целое.
Целое - есть единое.
Единое - значит, простое:
небо чистое, земля твердая, дух чуткий,
долина цветущая,
рождение в мире беспрестанно.
Знать и цари - одной крови.
Единица - образ самой себя
 и образец.
Небо держится чистотой,
земля - твердостью,
дух парит, пока чуткий.
Если долина не цветет,
имя ее - пустыня.
Если знать и цари утратят единство -
станут легкой добычей для смуты.
Простота лежит в основании благородства.
Когда благородные забывают о простых -
рушится основание государства.
Разбери колесницу на части -
рассмотришь части, но где колесница?
Теперь задаю вопрос: что благороднее -
драгоценная яшма или валун?



СОРОК


 Перемены есть проявление Дао.
Безволие есть свойство Дао.
Все в мире рождается из жизни,
а жизнь рождается из пустоты.

(продолжение на следующей странице 17)


  переводы ДАО, Лао цзы.
   учение ДАО о ПУТИ.
.


.
   Дао о Пути,
 ДАОСИЗМ дао цзин,
 лао цзы.