Высказывания Ривароля. Мудрые мысли Ривароля.

НА ГЛАВНУЮ
 
Абу ль Фарадж  Августин  Америка
Аддисон  Амиель  Англия  Античные
Арабские  Аристотель  Байрон  Бальзак
Батлер  Белинский  Берне  Бирс  Бичер
Бокль  Бомарше  Боуви  Буаст  Булвер
Бэкон  Вейнингер  Вовенарг  Вольтер
Гегель  Гейне  Гельвеций  Герцен  Гёте
Гоголь  Гольбах  Гораций  Горький
Грасиан  Граф  Гэзлитт  Гюго  Декарт
Демокрит  Дефо  Джебран  Джефферсон
Джонсон  Дидро  Дизраэли  Диоген
Добролюбов  Достоевский  Дюма
Екатерина  Жан Поль  Жорж Санд
Жубер  Золя  Индия  Кант  Карамзин
Карлейль  Карр  Китай  Ключевский
Книгге  Козьма Прутков  Конфуций
Корнель  Краус  Лабрюйер  Ланкло
Лао-Цзы  Ларошфуко  Ленин  Леонардо
Лермонтов  Лессинг  Линкольн
Лихтенберг  Локк  Ломоносов  Лонгфелло
Лопе де Вега  Макаренко  Макиавелли
Маколей  Маргарита  Марк Аврелий
Марк Твен  Маркс  Менандр  Мольер
Монтень  Монтескье  Мопассан
Наполеон  Ницше  Овидий  Островский
Паскаль  Писарев  Пифагор  Платон
Плутарх  Поп  Публилий  Пушкин  Ренан
Ренар  Рескин  Ривароль  Русские  Руссо
Рюноскэ  Сафир  Свифт  Сенека
Сервантес  Смайлс  Сократ  Спенсер
Спиноза  Сталь  Стендаль  Суворов
Теренций  Толстой  Торо  Тургенев
Уайлд  Ушинский  Фейербах  Филдинг
Флобер  Франклин  Франс  Фрейд
Фуллер  Хайям  Хемингуэй  Хун Цзычэн
Цвейг  Цицерон  Чернышевский
Честертон  Честерфилд  Чехов  Шамфор
Шатобриан  Швёбель  Шекспир
Шелгунов  Шиллер  Шопенгауэр  Эбнер
Эзоп  Эмерсон  Эпиктет  Эпикур
Эразм  Юм  Япония
.

.

 
Мудрые слова и мысли Ривароля.
 
Очень кратко о жизни Ривароля:

Ривароль Антуан де
(26.06.1753–1801)

Французский писатель, публицист.

Получил образование в семинарии города Авиньона. Литературным дебютом стал перевод «Ада» А. Данте (1785). Следом на тему, предложенную Берлинской академией, написал принесший ему известность труд «Рассуждение о всеобщности французского языка». В 1790 г. выпустил сборник памфлетов «Маленький словарь великих людей французской революции», в котором, будучи убежденным монархистом, выступил против Великой французской революции. В 1792 г. эмигрировал в Бельгию, где задумал создать «Новый словарь французского языка», однако успел написать лишь «Общий план» и «Введение». А. де Ривароль известен как необычайно остроумный человек, множество его острот и афоризмов стали «крылатыми».

Армейская дисциплина тяжела, но это тяжесть щита, а не ярма.

Близкое общение – вот откуда берут начало нежнейшая дружба и сильнейшая ненависть.

Богомол верит бредням других людей, философ – лишь своим собственным.

Будь дураки способны понять, какие страдания мы из-за них претерпеваем, даже они бы прониклись к нам жалостью.

Бывают времена, когда правительство теряет доверие народа, но я не знаю времени, когда оно могло бы доверять ему.

Бывают добродетели, которые может позволить себе лишь тот, кто богат.

В государстве следует четко различать арифметическое большинство и большинство политическое.

В любом государстве правительство есть средство, всеобщее благоденствие – цель. Однако при демократии средство и цель объединены в руках народа, а последний интересуется только средством – не целью.

В нашем мире истинный философ лишь тот, кто прощает обществу свою обделенность жизненными благами с не меньшим спокойствием, чем какой-нибудь богатый банкир прощает природе свою обделенность разумом.

В области нравственности не следует выказывать свою добродетель по малозначительным поводам: девственностью не хвастаются.

Величие человека подобно его славе: оно живет и дышит на устах других людей.

Верующая женщина верит святошам, неверующая – философам, и та и другая равно легковерны.

Возмущение непреоборимым злом и покорность злу, с которым можно совладать, свидетельствуют о малодушии. Что можно сказать о человеке, который негодует на дурную погоду и покорно сносит оскорбление?

Война – суд над нациями: победа и поражение – его приговор.

Вольтер учил: «Чем люди просвещеннее, тем они свободней». Его преемники сказали народу: «Чем ты свободнее, тем просвещенней». В этом и таилась погибель.

Всего ужаснее в этом мире тот пыл, с которым мы добиваемся не только собственного счастья, но и чужого несчастья.

Где армия зависит от народа, там рано или поздно окажется, что правительство зависит от армии.

Гений в политике состоит не в том, чтобы создавать, а чтобы сохранять.

Герцог может сделать свою жену герцогиней, а вот умный человек не сделает ее умной женщиной.

Глупость, сопровождаемая музыкой, танцами, обставленная блестящими декорациями, все же глупость, но ничего большего.

Глупцам следовало бы относиться к умным людям с недоверием, равным тому презрению, с каким последние относятся к ним.

Да, все на свете обречено стать жертвой забвения, этого немого и безжалостного тирана, который ни на шаг не отступает от славы и у нее на глазах пожирает ее избранников и любимцев.

Деспотии гибнут из-за недостатка деспотизма, как хитрецы – из-за недостатка хитрости.

Детство – когда всё удивительно и ничто не вызывает удивления.

Для богатого невежды досуг не знает отдыха, а отдых лишен удовольствия.

Если правительство настолько глупо, что доводит дело до восстания, и настолько слабо, что не способно его подавить, восстание столь же оправданно, как болезнь, тоже представляющая собой последний резерв, данный нам природой.

Есть люди чрезвычайно несчастные, если они не могут отделаться от трех величайших благ: от своего времени, от своих мыслей, от своих денег.

Жажда приобрести сильнее, нежели жажда сохранить.

Живость – суть ума; его эмблема – стрела и молния.

Живот – это почва, в которой зреют мысли.

Жизнь человека проходит в разбирании своего прошлого, в жалобах на настоящее, в страхе за будущее.

Зависть, которая говорит и кричит, обычно бездейственна; бояться надо той зависти, которая безмолвствует.

Закон есть право собственности, опирающееся на власть; где нет власти, там умирает и закон.

Закон – это союз просвещенности и силы: вторую в подобный союз привносит народ, первую – правительство.

Законы природы достойны восхищения, но действие их стоит жизни многим насекомым, равно как действия правительства – многим людям.

Зрелище нелепостей порождает хороший вкус.

Идеи – это капиталы, которые приносят проценты лишь в руках таланта.

Из двадцати человек, которые говорят о нас, девятнадцать говорят плохое; двадцатый говорит хорошее, но делает это плохо.

Иным людям богатство только и приносит, что страх потерять его.

Иных несчастий, как и пороков, мы тем меньше стыдимся, чем они распространеннее.

Искусство должно задаваться целью, которая непрерывно отдалялась бы, сохраняя бесконечно большую дистанцию меж творением и тем, что служит ему образцом.

Как в наших глазах отпечатываются не сами предметы, а только их образы, так в наших душах отпечатываются не дела и события, а лишь мнения о них.

Как жить в обществе, если ты окружен там недоброжелателями, говорящими о тебе дурные вещи, в которых они не уверены, и друзьями, из осторожности не говорящими о тебе то хорошее, что им известно?

Как правило, мы гораздо реже проявляем терпимость к тем, кого знаем, нежели сострадание к тем, с кем незнакомы.

Как это печально – мечтать о самом насущном: не имея его, человек всегда несчастлив, но имея – далеко не всегда счастлив.

Какие основания были у него покончить с собой? А ведь для того, чтобы жить, нужны более веские основания, чем для того, чтобы умереть.

Когда по дороге дружбы редко ходят, она зарастает тернием.

Когда у человека появляется некая жизненная цель, время не замедляет свой бег, а убыстряет.

Коль скоро жизнь представляет собой целое, то есть имеет начало, середину и конец, не важно, коротка она или долга – важно, чтобы этапы ее были соразмерны. Следовательно, жаловаться мы должны не на краткость жизни, а на преждевременную смерть, поскольку такая смерть не конец жизни, а пресечение ее.

Кто вышел из грязи в князи, тот наслаждается своим всевластием куда больше, чем князь по праву рождения.

Кто предугадал ход событий на двадцать четыре часа раньше толпы заурядностей, тот двадцать четыре часа слывет человеком, лишенным самого заурядного здравого смысла.

Леность ума у иных людей – это просто-напросто ненависть к жизни или презрение к ней.

Любовь, которая живет среди бурь и порою возрастает на лоне предательства, не всегда способна выдержать безоблачную погоду верности.

Любовь – порождение двух существ, чающих друг от друга одинакового наслаждения.

Любой язык – это медаль, которую отчеканила история.

Люди непрерывно суетятся ради того, чтобы под конец обрести покой. Но есть среди них и такие лентяи, которые сразу начинают с конца.

Люди утоляют свое невежество, как утоляют голод: они едят, они набираются знаний и таким путем спешат к пределу, когда смерть становится необходимостью.

Молодые люди ведут себя с женщинами как робкие богачи, а старики – как наглые нищие.

Мученик во имя старой веры кажется нам упрямцем, мученик во имя новой – пророком.

Мы чувствуем себя изрядно несчастными, когда наши склонности противоречат нашим потребностям.

На свете существуют две истины, которые следует помнить нераздельно. Первая: источник верховной власти – народ; вторая: он не должен ее осуществлять.

Народ – сила, правительство – орудие, и союз их порождает политическую власть. Стоит силе обособиться от орудия, власть исчезает. Где разрушено орудие, а цела только сила, остаются лишь конвульсии, бред, слепая ярость; если же эта сила – народ, отделившийся от своего орудия, то есть правительства, происходит революция.

Народ – это государь, который желает только есть: его величество спокоен, когда переваривает пищу.

Народу всегда наследует деспот.

Народу нужны не отвлеченные идеи, а прописные истины.

Народы смахивают на металлы: ведь блеск их снаружи.

Нахальство – это недоносок дерзости.

Наши безбожники в большинстве своем – всего лишь взбунтовавшиеся святоши.

Не один писатель убеждает себя в том, что заставил своего читателя думать, заставив его потеть.

Нет чувства более разрушительного, чем страх, потому что первым делом он поражает разум, а потом выводит из строя и сердце, и рассудок.

Никто не вправе притязать на невозможное.

Ничто не удивляет, когда удивляет все: такова особенность ребенка.

Ничто так часто не отсутствует, как присутствие духа.

Опрятность украшает богатство и маскирует нищету.

Память всегда на побегушках у сердца.

Печатный станок – это артиллерия мысли.

По воле природы – а природа всегда достойна восхищения – важны лишь те людские качества, которые присущи всем и каждому, меж тем как различия роли не играют; правда, эти различия в корне меняют то, что свойственно всем людям.

Политика подобна сфинксу из сказки: она пожирает всех, кто не может разгадать ее загадок.

Помнить о том, чем они были и чем больше не способны быть, – вот величайшее несчастье, какое может постигнуть как отдельных людей, так и народы в целом.

Пословицы суть плоды опыта всех народов и здравый смысл всех веков, переложенный в формулы.

Посредственность, умеющая выжидать, может при наличии ловкости и терпения сыграть немалую роль и заставить говорить о себе.

Почему любовь всегда так недовольна собой, а себялюбие – так довольно? Да потому, что первая только тратит, а второе только приобретает.

Почему мы предпочитаем иметь зятем дурака с именем и положением, а не человека умного? Да потому, что преимущества первого можно с ним разделить, тогда как преимущества второго неотчуждаемы.

Правительство было бы идеальным, если бы в его силе было столько же мудрости, сколько в мудрости – силы.

Правый должен улыбаться, а не гневаться.

Презрение должно быть самым молчаливым из всех наших чувств.

Природа подарила человеку две могучие системы – пищеварительную и воспроизводящую… роль живота у нас так велика, что руки и ноги наши – всего лишь предприимчивые слуги, а голова, которой мы так гордимся, является не более чем его спутником, только ярче освещенным: она – фонарь на здании, и только.

Рассеянность – свойство великого чувства или великой бесчувственности.

Революции чаще всего совершаются не потому, что одна сторона стала просвещеннее, а потому, что другая натворила слишком уж много глупостей.

С точки зрения социальной в любви разумно, быть может, только одно – то, что она безумна.

Самые образованные народы бывают так же близки к варварству, как наилучшее отполированное железо близко к ржавчине.

Сила таланта в умении придать идее форму.

Скромный человек может добиться всего, горделивый – всё потерять: скромность всегда имеет дело с великодушием, гордыня – с завистью.

Слезы – это кровь души.

Слабое напряжение воли называется поползновением.

Слова подобны монетам: они сперва имеют собственную цену и лишь потом становятся выражением самых различных ценностей.

Слова – это произнесенная мысль, мысль – это непроизнесенные слова.

Совет – это то, что вы получаете, если вам ничего не удалось получить.

Стоит быть порядочным человеком, по крайней мере ни кто тебе не будет завидовать.

Талантом я называю искусство, полное одушевления: талант без одушевления был бы холоден, одушевление без таланта было бы сумбурно; их связующее звено – хороший вкус.

Те же самые средства, что делают человека способным разбогатеть, мешают ему наслаждаться богатством.

Те, которые дают советы, не сопровождая их примерами, походят на дорожные столбы, которые дорогу указывают, но сами по ней не ходят.

Тождество целей есть доказательство здравого смысла между людьми.

Только обладая аппетитом бедняка, можно со вкусом наслаждаться богатством.

Только сделавшись мертвыми, языки становятся бессмертными.

Тот, кто создал азбуку, дал нам в руки нить наших мыслей и ключ природы.

Трудно воздержаться от того, что сделалось привычкой.

Тяжелые сердца, как тяжелые тучи на небе, лучше всего облегчаются излиянием влаги.

У природы вечно четыре больших декорации – времена года, вечно одни и те же актеры – солнце, луна и прочие светила, зато она меняет зрителей.

У философов всегда будет два мира, на которых они строят свои теории: мир их воображения, где все правдоподобно и все неправда, и мир природы, где все правда и все неправдоподобно.

Умник часто кажется счастливцем, подобно тому как стройный мужчина часто кажется еще и ловким.

Умы необыкновенные придают большое значение вещам заурядным и обыденным. Умы заурядные любят и разыскивают вещи необыкновенные.

Философы больше заслуживают названия анатомов, чем врачей: они вскрывают, но не излечивают.

Философы перепутали равенство со схожестью. Люди действительно родятся схожими – да, но не равными.

Человек не бывает вполне свободен, его свобода всегда ограничена; к примеру, он свободен выбрать себе то или иное кушанье, но у него нет свободы вообще отказаться от еды.

Человеческое сердце не знает пределов, человеческий ум ограничен.

Чем больше мы культивируем цветок или плод, тем он прекрасней или крупнее и тем меньше в нем пыльцы или семечек; точно так же, чем больше человек культивирует свою голову, тем он менее способен к деторождению и ручному труду.

Язык есть машина, и не следует допускать, чтобы пружины его скрипели 

 
Вы читали: короткие мудрые высказывания о жизни из коллекции мудрых слов и мыслей великих людей.
.....................................................
  delaroshfuko.ru коротко и мудро

 


 
   

 

  Читать мудрые слова, мысли мудрых людей и высказывания о жизни. Коротко и мудро... delaroshfuko.ru