Высказывания Маколея. Мудрые мысли Маколея.

НА ГЛАВНУЮ
 
Абу ль Фарадж  Августин  Америка
Аддисон  Амиель  Англия  Античные
Арабские  Аристотель  Байрон  Бальзак
Батлер  Белинский  Берне  Бирс  Бичер
Бокль  Бомарше  Боуви  Буаст  Булвер
Бэкон  Вейнингер  Вовенарг  Вольтер
Гегель  Гейне  Гельвеций  Герцен  Гёте
Гоголь  Гольбах  Гораций  Горький
Грасиан  Граф  Гэзлитт  Гюго  Декарт
Демокрит  Дефо  Джебран  Джефферсон
Джонсон  Дидро  Дизраэли  Диоген
Добролюбов  Достоевский  Дюма
Екатерина  Жан Поль  Жорж Санд
Жубер  Золя  Индия  Кант  Карамзин
Карлейль  Карр  Китай  Ключевский
Книгге  Козьма Прутков  Конфуций
Корнель  Краус  Лабрюйер  Ланкло
Лао-Цзы  Ларошфуко  Ленин  Леонардо
Лермонтов  Лессинг  Линкольн
Лихтенберг  Локк  Ломоносов  Лонгфелло
Лопе де Вега  Макаренко  Макиавелли
Маколей  Маргарита  Марк Аврелий
Марк Твен  Маркс  Менандр  Мольер
Монтень  Монтескье  Мопассан
Наполеон  Ницше  Овидий  Островский
Паскаль  Писарев  Пифагор  Платон
Плутарх  Поп  Публилий  Пушкин  Ренан
Ренар  Рескин  Ривароль  Русские  Руссо
Рюноскэ  Сафир  Свифт  Сенека
Сервантес  Смайлс  Сократ  Спенсер
Спиноза  Сталь  Стендаль  Суворов
Теренций  Толстой  Торо  Тургенев
Уайлд  Ушинский  Фейербах  Филдинг
Флобер  Франклин  Франс  Фрейд
Фуллер  Хайям  Хемингуэй  Хун Цзычэн
Цвейг  Цицерон  Чернышевский
Честертон  Честерфилд  Чехов  Шамфор
Шатобриан  Швёбель  Шекспир
Шелгунов  Шиллер  Шопенгауэр  Эбнер
Эзоп  Эмерсон  Эпиктет  Эпикур
Эразм  Юм  Япония
.

.

 
Мудрые слова и мысли Маколея.
 
Очень кратко о жизни Маколея:

Маколей Томас Бабингтон
(25.10.1800–28.12.1859)

Английский историк, писатель, политический деятель.

Родился в Ротли-Темпл (графство Лестершир). Окончил Тринити-колледж Кембриджского университета, где удостоился литературных премий за стихотворения «Помпеи» (1819) и «Вечером» (1821). В 1803 г. был избран членом палаты общин. В 1833–1838 гг., будучи членом Верховного совета при вице-короле Индии, провел в Индии реформу просвещения, направленную на насильственное внедрение английской культуры и языка. За выдающиеся заслуги перед отечеством получил титул лорда. После возвращения в Лондон с 1839 по 1841 гг. занимал пост военного министра. Кроме политической деятельности, занимался историей и литературным творчеством: написал 27 эссе для журнала «Эдинбургское обозрение», в 1842 г. опубликовал «Песни Древнего Рима», выпустил 5-томный труд «История Англии». Умер в Лондоне.

Анализ – не дело поэта. Его призвание – воспроизводить, а не расчленять.

Больше всего публика превозносит того, кто является одновременно объектом восхищения, уважения и сострадания.

Большой ум, как и большая гора, первыми ловят и отражают утреннее солнце.

В любом веке самые гнусные образчики человеческой натуры можно найти среди демагогов.

В любую эпоху самых злостных представителей рода человеческого следует искать среди народных вождей.

В наше время многие политики имеют обыкновение с апломбом рассуждать о том, будто народ не заслуживает свободы до тех пор, пока не научится ею пользоваться. Это умозаключение сделало бы честь дураку из старой сказки, который решил не идти в воду, пока не научится плавать.

Вежливость – это благожелательность в мелочах.

Верный признак общего упадка искусства – это не часто встречаемое безобразие, а неуместная красота. В общем, трагедия испорчена витийством, комедия – острословием.

Вознаграждению и наказанию подвластно всё в этом мире. Всё, кроме сердца.

Всякое правительство, которое пытается достичь большего, добьется меньшего.

Долг хорошего правительства – защищать личность и собственность. Главная же опасность, угрожающая личности и собственности, – это невежество народных масс. Поэтому для того, чтобы хорошо править, необходимо распространять просвещение в народе.

Должное почтение к предкам, разумное и мужественное, мы отдаем не тогда, когда суеверно следуем тому, что они делали при других обстоятельствах, а тогда, когда поступаем так, как они поступили бы на нашем месте.

Древняя философия была мельницей, а не дорогой. Она состояла из вопросов, которые вращались в круге, из противоречий, которые всегда начинались сначала. В ней проявлялось огромное напряжение и совсем не было прогресса.

Еврей – это то, что мы сделали из него.

Если бы мне предложили все богатство мира и лишили бы меня чтения, я предпочел бы быть бедняком и жить на чердаке, лишь бы читать книги.

Если рабы будут ждать свободы до тех пор, пока они не поумнеют, ждать придется долго.

Закон напрасно существует для тех, у кого нет ни мужества, ни средств защищать его.

Знания достигаются не быстрым бегом, а медленной ходьбой.

Изуверы не пропускают случая отстаивать гонения, указывая на пороки, вызванные их же гонениями.

История делает человека мудрым, поэзия – разносторонним, математика – проницательным, естествознание – глубоким, мораль – серьезным, логика и риторика – способным защищаться.

К тем, кому мы изменяем, мы испытываем то особое чувство злобы, которое во все времена было присуще отступникам.

Крошечный добрый поступок лучше, чем самые торжественные обещания сделать невозможное.

Кто, вращаясь в образованном и литературном обществе, стремится сделаться большим поэтом, должен сначала обратиться в маленького ребенка. Он должен расчленить всю ткань своей души. Он должен забыть многое из того, что, быть может, было для него основой его превосходства. Его собственные таланты будут препятствием для него.

Кто хорошо осведомлен о прошлом, никогда не станет отчаиваться по поводу настоящего.

Лучше иметь нереформированные законы, применяемые в реформенном духе, чем реформированные законы, применяемые в духе, враждебном всякой реформе.

Любовь толпы похожа на любовь той сладострастной волшебницы из арабских сказок, которая не только бросала своих любовников, когда проходили сорок дней ее нежности, но еще заставляла их посредством самых ужасных кар и превращений искупать свою вину и расплачиваться за то, что когда-то они слишком нравились ей.

Люди обыкновенно выражают сочувствие несчастьям отдельных лиц, но крайне безжалостны к партиям, потерпевшим поражение.

Люди, у которых нет гордости от благородных свершений своих отдаленных предков, никогда не достигнут чего-либо стоящего, чтобы их с гордостью вспоминали отдаленные потомки.

Малейшее благо в настоящем лучше, чем самые роскошные посулы в будущем.

Многие политики имеют привычку выдвигать как очевидное утверждение, что людям не следует быть свободными, пока они не способны воспользоваться своей свободой. Эта сентенция напоминает о дураке из старой истории, который решил не входить в воду, пока не научится плавать.

Могила – храм тишины и смирения.

Мы скорбим о крайностях, сопровождающих революции; но чем больше эти крайности, тем более мы чувствуем, что революция была необходима.

Наиболее сложные и глубокие стороны человеческой природы могут быть выражены только посредством слов.

Насилие – суть войны.

Непонятность и аффектация – два крупнейших недостатка стиля.

Нет ничего более благодатного для народа, чем свобода торговли, – и ничего более непопулярного.

Нет силы более разрушительной, чем умение представлять людей в смешном виде.

Общая судьба сект такова, что они приобретают великую славу святости, пока угнетаемы, и теряют ее, лишь только достигают могущества.

Оценка нами кого-либо во многом зависит от того, как это лицо относится к нашим интересам и страстям. Нам трудно хорошо думать о тех, кто умаляет или угнетает нас, но мы охотно прощаем пороки тем, кто нам полезен или приятен.

Партии по природе своей крепче держатся за свою основную неприязнь, чем за свои принципы.

Половина логических доводов плохого правления кроется в следующей софистической дилемме: если народ неспокоен, то он не созрел для свободы; если же спокоен, то не желает свободы.

Правильно решить проблему наилучшим образом можно только тогда, когда люди в состоянии свободно обсудить ее.

Правители должны не обвинять людей в отсутствии патриотизма, а сделать все от себя зависящее, чтобы они стали патриотами.

Правосудие мало-помалу превратилось в изворотливое знание, которого не может обнять ни один человеческий ум без усилий и долгой подготовки.

При деспотическом правлении люди вынуждены искать у своей партии той защиты, какую они по идее должны были получать от государства, а потому нет ничего удивительного в том, что любовь к родине они переносят на любовь к партии.

Принципы, которые самый закоренелый разбойник едва ли решился бы сообщить своему товарищу, в которых он самому себе признался бы не иначе, как под покровом какого-нибудь красивого софизма, – такие принципы преподносятся нам без всяких прикрас и провозглашаются основными аксиомами политической науки.

Причины ссоры множатся на глазах.

Раны, нанесенные тщеславию, дольше сочатся кровью, чем раны, нанесенные сердцу.

Революции, совершенные насилием, часто влекут за собой реакцию; победы разума, однажды выигранные, выиграны навсегда.

Слова, еще слова и только слова: это все, что нам оставили знаменитые философы шестидесяти поколений.

Те, кто сравнивает век, в котором им выпало жить, с золотым веком, существующим лишь в нашем воображении, могут рассуждать о вырождении и крахе; но тот, кто хорошо осведомлен о прошлом, никогда не станет отчаиваться по поводу настоящего.

То, что интересует всех, не интересует никого.

Требовать от честного человека, чтобы он действовал по внушениям своей совести, было бы излишне, а требовать, чтобы он действовал вопреки совести, значило бы оскорблять его.

Трудно представить себе более ужасное положение, чем то, на которое осужден великий человек, присутствующий при агонии разлагающейся страны, поддерживающий ее во время чередующихся приступов бешенства и отупения и наблюдающий, как один за другим исчезают все признаки жизнеспособности, пока не остается ничего, кроме холода, мрака и разложения.

Тщетно надеяться, что может быть написана такая конституция, при которой любой избранник получит большинство голосов, а любой закон – единодушную поддержку.

У закона нет глаз, у закона нет рук: закон – ничто, пустой клочок бумаги, пока общественное мнение не вдохнет в мертвую букву дух жизни.

У культурных народов даже самые деспотические правительства не влияли обыкновенно на свободное развитие правосудия в частных отношениях.

Умеренность на войне – непростительная глупость.

Умные всегда с большим подозрением взирали и на ангелов, и на демонов толпы.

Факт – что поэзия требует не испытующего, а верующего образа мыслей.

Фантазия достигает в раннем периоде совершенства своей красоты, силы и плодовитости – она первая и увядает. Редко случается, чтобы вместе росли и фантазия, и рассудок, а еще реже бывает, чтобы способность суждения развивалась быстрее воображения.

Философия, которая способна научить человека быть совершенно счастливым, испытывая непереносимую боль, гораздо лучше той философии, которая эту боль смягчает… Философия, которая борется с алчностью, гораздо лучше философии, которая разрабатывает законы об охране собственности.

Хитрые люди презирают знание, простаки удивляются ему, мудрые люди пользуются им.

Хорошая конституция бесконечно лучше, чем самый лучший деспот.

Хорошее правительство – не то, которое хочет сделать людей счастливыми, а то, которое знает, как этого добиться.

Цель красноречия – не истина, а убеждение.

Читай не для того, чтобы спорить или верить, а для того, чтобы испытывать и взвешивать.

Чтение дает человеку содержание, беседа – ловкость, письмо – точность. И потому человек, который мало пишет, нуждается в большой памяти; человек, который мало разговаривает, – в природном остроумии; человеку, который мало читает, нужно много ловкости, чтобы казалось, что он знает то, чего он не знает.

Ясность мысли и ясность выражения обыкновенно встречаются вместе. 

 
Вы читали: короткие мудрые высказывания о жизни из коллекции мудрых слов и мыслей великих людей.
.....................................................
  delaroshfuko.ru коротко и мудро

 


 
   

 

  Читать мудрые слова, мысли мудрых людей и высказывания о жизни. Коротко и мудро... delaroshfuko.ru