Ларошфуко БИОГРАФИЯ   жизнь и творчество ларошфуко,
      биография великого человека, 
    философия и жизнь ларошфуко.

НА  ГЛАВНУЮ



 
стр  1

 стр  2

 стр  3

 стр  4

стр  5

стр  6

стр  7

стр  8

стр  9

 стр  10







ВСЕ  АФОРИЗМЫ

 максимы  100

 максимы  200

 максимы  300

 максимы  400

максимы  500

максимы  600

максимы  640


РАЗМЫШЛЕНИЯ


МЕМУАРЫ

стр    20    40    60    80    100   


 БИОГРАФИЯ

Максимы Ларошфуко являются не только памятником современной ему философии и этики, но и свидетельством создавшей их эпохи и нравов того сословия, к которому принадлежал сам автор, так горько разочаровавшийся и во Фронде, и в тех, кто ее делал.

Надо было найти виновника зла, которое творится в мире. Виновник, по мнению Ларошфуко, был налицо. Принципы абсолютизма не могли восприниматься феодальной знатью как разумные и справедливые. Старинная форма правления, сословная монархия, которая покоилась на феодальной разобщенности и была дотоле единственно возможной во Франции формой государственного устройства, воспринималась аристократией и в середине XVLI столетия как естественная, от века данная система управления. Знать, и Ларошфуко в том числе, была убеждена, что прежняя, привычная и, конечно, выгодная для нее государственная и общественная система была порождением естественного права и должна удовлетворять всех, ибо покоилась на взаимном договоре, в котором долг, обязанности и права каждого были четко определены и неукоснительно соблюдались. Новый способ Правления, принесший Франции новые законы, этот "новый порядок", который через полтора столетия получил название "старого режима", кажется автору "Максим" главной причиной всеобщего бедствия.

Только разумное и справедливое управление государством может создать всеобщее благополучие и организовать жизнь по законам, которые могли бы удовлетворить всех. В одном из "Моральных размышлений", над которыми он работал одновременно с "Максимами", Ларошфуко писал: "Человек ищет житейских благ и удовольствий за счет своих ближних. Себя он предпочитает другим... Нам следует хотя бы ловко скрывать пристрастие к себе, раз уж оно присуще нам от рождения... В этом трудном деле ум окажет нам немалую помощь... Бывает порой, что мы приятельствуем с людьми, которые ниже нас по рождению. или достоинствам; в этом случае мы не должны злоупотреблять своими преимуществами..." ("О приятельских отношениях"). Задача правителя - познать природу индивида, его потребности и возможности их удовлетворения, что и позволит руководить человеком. В тех же "Размышлениях" говорится о государе: ". . . если старания свои он посвятит тому, что составляет его долг, если будет великодушен, искушен в делах бранных и государственных, справедлив, милосерден и щедр, полон заботы о подданных, о славе и процветании своей державы, то ... это достойно короля, ибо тут он притязает на подлинное величие" ("О заблуждениях"). Абсолютизм поставил человека в непривычные, неестественные условия и этим извратил его природу. Он вернул его к изначальной дикости, существовавшей до принятия общественного договора, когда разум молчал, а государственного принуждения еще не было. Люди стали жертвами неправильного и преступного способа правления, и ответственность за нравственное уродство современного человека несут те, кто правит государством. 

Как помочь обществу, оказавшемуся в столь бедственном положении? В молодости Ларошфуко считал необходимым бороться против абсолютизма с оружием в руках. Но этот способ борьбы оказался бесплодным по той причине, что болезнью, которой страдала современная Франция, были заражены и те, кто пытался ее излечить. И он сменил шпагу на перо, пытаясь определить природу человека, чтобы построить государственную жизнь в соответствии с законами природы и направить человеческие страсти на благо государству.

Эта идея была широко распространена в европейской общественной мысли и принята теми, кто уповал на правительство, как на единственную силу политического действия, - будь то Макиавелли, Ришелье, Гоббс или сторонники просвещенного абсолютизма. Своими "Максимами" Ларошфуко продолжал эту традицию и подготовил политические теории тех, кто искал спасения не в возвращении к феодализму, а в утверждении новых, более справедливых государственных основ.